Бурсьылысьяс

Объект нематериального культурного наследия «Фольклорная традиция «Бурсьылысьяс» (Усть-Куломский район)

История традиции «бурсьылысьяс» на Верхней Вычегде

Унаследовавший огромное богатство коми традиционной культуры, Усть-Куломский район постоянно притягивает к себе внимание фольклористов, этнографов, краеведов, историков, работников культуры. Верхневычегодская группа коми образовалась в XVII-XVIII веках в результате переселения из различных районов Коми края, а также из русских переселенцев. В настоящее время в Усть-Куломском районе сохраняются и проводятся старинные храмовые праздники села и праздники, подчёркивающие яркую самобытность местной культурной традиции: праздник Троицы в селе Носим, праздник катания на лодках «Пыжа гаж» в селе Керчомъя, знаменитый своими гармонистами. До сих пор на Верхней Вычегде особо строго почитаются и родовые охотничьи традиции. Усть-Куломские мальчишки могут похвастаться своей охотничьей тропой − своим наследством, доставшимся от старшего представителя рода. В 1956 году учёный А.А. Микушев отметил существование в районе двух фольклорных ареалов – помоздинского и усть-куломского. Интересно, что население Верхней Вычегды активно впитывало в себя и конфессиональные изменения, происходившие в России, и в первую очередь, это касалось раскола русской православной церкви. На территории Верхней Вычегды начиная с XVIII образовываются  различные этноконфессиональные и этнокультурные традиции. В конце XVIII века значительная часть населения Верхней Вычегды проповедовала староверие, которое проникло на Вычегду после переселения сюда в конце XVIII в. русских старообрядцев из Соликамского, Тобольского и Чердынского уездов. Соликамский уезд в то время являлся крупным административным городом на Урале, Тобольск − в Сибири, Чердынь − в Пермском крае.

В настоящее время местное население воспринимает старообрядческую традицию как нормы поведения староверов в далёком прошлом (раздельное питание, ограниченность контактов с окружающим населением, определенная посуда за столом и т.д.). Помимо старообрядчества верхневычегодские коми придерживались официального православия, а также православного движения «бурсьылысьяс» («певцы добра»), о котором и пойдёт наш рассказ. Религиозное движение «бурсьылысьяс» («певцы добра») появилось на Верхней Вычегде в конце XIX века. Основателем этого учения стал крестьянин из села Мыёлдино (Усть-Куломский район Республики Коми, Верхняя Вычегда) Степан Артемьевич Ермолин. После окончания приходской церковной школы Степан Ермолин совершал паломничество по святым местам и различным монастырям. Возвратившись в Мыёлдино, он стал заниматься переводом текстов Священного Писания на коми язык. Заметив его религиозное усердие и рвение, местный священник Саватий Сумороков привлёк его для помощи в богослужениях: Степан Ермолин переводил и читал на коми религиозные поучения священника. Затем Степан Ермолин стал проводить самостоятельные религиозные беседы, перевёл на коми Псалтырь и ряд духовных стихов, а также написал на коми несколько религиозных текстов для духовных песнопений. Степан Ермолин проповедовал местному населению на коми языке, и его духовные наставления стали понятными и почитаемыми односельчанами. Степан Ермолин выезжает и в соседние населённые пункты: в Усть-Немский, Пожегодский и Донской приходы, где появляются новые почитатели его проповедей. Постепенно Степан на свой лад переосмысливает собственный путь церковного служения и обвиняет священнослужителей в смертных грехах. Это становится общепринятой позицией сторонников течения «бурсьылысьяс», и находит выражение в создаваемой ими литературе. К примеру, в записанной в с. Пожег переработке известной легенды о Соломоне, Иисус Христос, выводя праведников из ада, оборачивается к Сатане и произносит следующие слова: «Погоди, будут у тебя ещё люди: пьяницы, душегубы, блудники, изменники, матершинники, сплетники и сквернословы, попы, дьяки, архиереи – все, кто много знает, но не исполняет законы Бога». Возможно, критика служителей официальной церкви произошла под непосредственным влиянием старообрядчества, которое уверенно укоренилось в соседних сёлах Керчомья, Вочь и др. Распространение старообрядчества  «высвободило» свободный «поток» философской мысли, которая получила своё воплощение в различных поучениях руководителей наставников старобрядческих общин, в духовных поучениях о грехе, о житии Святых, в комментариях к текстам Священного писания, поэтических изложениях, в «цветниках» − своеобразных дневниках прихожан старообрядческой общины о своём собственном религиозном опыте. Безусловно, Степан Ермолин впитал опыт мировоззрения старообрядческой философской мысли, её духовных поучений. Как писал русский философ, священник В.В. Зенковский в своём труде «Вопросы русской философии»: «Религиозное сознание, если оно оплодотворяет все силы духа, неизбежно и неизменно порождает философское творчество». На влияние старообрядчества указывает и сам институт наставничества, столь распространённый у староверов... В первую очередь, сходство с наставниками коми старообрядческих общин и движения «бурсьылысьяс» указывает непререкаемый авторитет наставника, основанный на знании Священного Писания и огромный личный авторитет самого Степана Ермолина.

Кандидат наук, учёный В.В. Власова в монографии «Старообрядческие группы коми: конфессиональные особенности социальной и обрядовой жизни» приводит примеры, когда в старообрядческих общинах наставники нередко воспринимались как провидцы, предсказатели будущего, многие из них умели исцелять. В представлениях коми староверов о наставнике нашли отражение и христианский канон, и поверия, восходящие к архаическим традициям. С одной стороны, наставник следил за «чистотой веры», читал и трактовал священные тексты, являлся лидером религиозной общины; с другой – обладал тайным знанием (тöдысь). Как пишет В.В. Власова, что у представителей старообрядческих общин существовали представления о том, что лидеры местных общин являлись обладателями «тайного знания». Верующие особо отмечали, что при лечении наставники использовали молитвы и заговоры, а не заклятия – ним кыв, использовавшиеся колдунами. В старообрядческой среде, особенно среди скрытников, попытки узнать будущее оценивались негативно, однако наставники указывали на то, что получили свои знания из священных книг.

Заимствуя некоторые традиции у староверов, тем не менее, последователи «бурсьылысьяс» крестятся тремя перстами и не причисляют себя к староверам. В «Степановой вере» они верят в возможность непосредственного общения с Иисусом Христом, с Богородицей, со святыми и с родителями. Среди убеждённых последователей «бурсьылысьяс» были случаи, когда они впадали в мистический особый экстаз, и на них будто бы снисходил Святой Дух. Впадение в экстатическое состояние присуще многим мистическим сектам. Например, адепты распространённой в 19 веке секта «хлыстов» во время своих ритуальных церемоний они впадали в состояние экстаза, и согласно их веропредставлениям, на них сходит Святой Дух.

Во время молитвы «бурсьылысьяс» человеку являлся сам Иисус Христос или Богородица, но чаще всего он общался с умершими. В этом случае он исполнял роль медиума, по просьбам присутствующих связывая их с тем или иным умершим. Подобные люди наделялись даром пророчества, а их религиозный авторитет был непререкаем. В селе Мыёлдино таким даром пророчества обладал сам Степан Ермолин, его последователи верили, он может читать мысли других и без покаяния узнавать степень греховности человека. Его называли «бур висьталысь» – «учитель Добра». Сохранились воспоминания, что пророки из «бурсьылысьяс» могут поддерживать духовное общение с единоверцами не только из своего села, но и из соседних сёл.

«Бурсьылысьяс» проводили богослужение, которое называлось «бур кывзöм» – «слушание Добра». Служба «бурсьылысьяс» начиналась с общей утренней молитвы в домах жителей села, а после чаепития следовали проповедь и толкование Писания, затем обед, а потом пение духовных песен, чай, беседа проповедника, снова пение, ужин, после чего – вечерняя молитва и акафист. Для проведения религиозных служений на коми языке (верхневычегодский диалект) переводились тексты Писания, псалмы, акафисты, духовные стихи, народные легенды и апокрифические тексты, такие как  «Сон Богородицы» и «Хождение Богородицы по мукам». Духовный стих «Сон Богородицы» является народно-поэтической обработкой канонических и апокрифических рассказов в жизни Пресвятой Богородице, о её страданиях за великую жертву её сына Иисуса Христа.

Кроме того, составлялись сборники проповедей наиболее талантливых из учителей Добра, а также сборники духовных стихов и песен, нередко написанных самими «бурсьылысьяс». огда в России произошёл Раскол православной церкви, и в результате противостояния  официальному православию и последователей старой веры появились различные религиозные направления течения, то все эти «освободившиеся» духовные и интеллектуальные силы создали огромный пласт философской мысли. В старообрядческой среде многие члены общины были прекрасно образованными людьми, они не только слушали проповеди, но и самостоятельно комментировали тексты Святого Писания, сочиняли собственные духовные стихи и наставления.  В православной общине «бурсьылысьяс» также самостоятельно создавали своё свои собственные религиозные интерпретации. Они оставили большой объём переведённой на коми язык и вновь созданной на коми языке богослужебной литературы, а многое из этого наследия на сегодняшний день утрачены. Вычегодские религиозные сборники основаны на двуязычии (присутствие коми и русского языков).

Всякое противостояние порождает активное сопротивление с обеих сторон. Движение «бурсьылысьяс» с самого момента своего основания подвергалось репрессиям со стороны официальной православной церкви. Специальным указом Синода Степану Ермолину официально запрещалось проповедовать и выезжать с этими целями из села Мыёлдино. Полиции была дано предписание разгонять молитвенные собрания. Несмотря на официальный запрет, число последователей «бурсьылысьяс» значительно выросло, а после революции сфера его влияния достигла 8 волостей: Мыелдинскую, Пожегодскую, Донскую, Усть-Немскую, Донскую, Большелугскую, Подъельскую, Керчемскую, Усть-Куломскую. После гонения на церкви среди местного населения начались различные толки о грядущем конце света, о приходе в Россию власти антихриста, который разрушает церкви, уничтожает иконы, принимает репрессивные меры относительно священников. Репрессии коснулись и некоторой части  активистов «бурсьылысьяс», которые были раскулачены и высланы в лагеря, а другие были привлечены к уголовной ответственности за антисоветскую деятельность. В качестве социального института движение «бурсьылысьяс» оказалось обескровленным, но продолжило свою жизнь в религиозных обрядах, в духовных стихах и в молитвах. Во времена Степана Ермолина в традиции важное место занимали религиозные собрания, а в настоящее время исполнение духовных песен связано с похоронно-поминальной обрядностью, с календарно приуроченными родительскими днями.

На территории Усть-Куломского района жанры «бурсьылысьяс» исполняются в Мыёлдино, в Помоздино, в Усть-Неме, в Пожеге. Религиозные песни и поминальные обряды в настоящее время проводят женщины, которые исполняют службу на похоронах и в поминальные дни. Религиозная певческая традиция верхневычегодских коми представляет собой уникальное воплощение фольклорного двуязычия. Большая часть репертуара бытует в двуязычном исполнении: и духовные стихи и многие псалмы, молитвы исполняются как на русском, так и на коми языке. Стихи бытуют в устной и письменной традиции, записаны в виде тетрадок ученических тетрадок объёмом 12, 18, 96 листов.

У современного коми населения Верхней Вычегды в настоящее время принято проводить внецерковные службы у почитаемых местных святынь, расположенных на территории села, либо за его пределами. Почитание этих мест может быть связано с чудесными явлением икон, которые почитаются за чудотворные, а также возле целебных источников, на кладбищах и на месте бывших храмов и часовен. В некоторых местах верят в явление Богородицы. Как явление фольклорной традиции религиозный песенный фольклор Верхней Вычегды связан с риском исчезновения, а представители старшего поколения не передают свой духовный опыт младшему поколению.

Жанр «духовный стих» в традиции «бурсьылысьяс»

Духовными стихами называют песнопения на религиозные сюжеты, сочиненные народом. Главными образами духовных стихов являются особо почитаемые в народе святые, Богородица, Христос. Часто сюжетом духовного стиха является описание становления религиозной жизни человека, путь его нравственного покаяния, отказ от мирских соблазнов и грехов. Часто героинями духовных стихов являлись праведные жёны. В некоторых стихах описывается скитания души человека после смерти, которой открывается страдания ада и райская благодать. Духовный стих – размышление о жизни смерти,  о покаянии и гордыни, о добродетелях и нравственных искушениях. Духовный стих не исполняется в церкви во время официальной службы, а исполнялся простыми людьми в определенные моменты его жизни. По традиции духовные стихи исполнялись на протяжении Поста, во время поминальных обрядов, и во время главных религиозных (Двунадесятых) праздников. Чаще всего исполнительницами духовных стихов являлись женщины. Простота, ясная непосредственность в тексте, в сюжете духовных стихов помогла понять сложные церковнославянские богослужебные тексты, подчас не совсем понятные простому народу. В Средние века духовные стихи исполняли «калики перехожие». О них известно, что это были люди богатырской силы, грамотные и часто состоятельные. Позже духовные стихи исполнялись  крестьянами и горожанами, представителями церковных общин, староверы.

В репертуаре исполнителей духовных стихов Верхней Вычегды встречаются переводы из Часослова, в частности, стихира из Великой Павечерицы «С нами Бог». Вот примеры наиболее распространённых духовных стихов в Усть-Куломском районе:

«Восплачется Адам перед раю стоя: раю, ты мой раю, прекрасный мой раю...»  (Плач Адама). Данный стих встречается только в нижнем конце села Керчомьи (Кылдытпом).

Одним из самых популярных духовных стихов села Мыёлдино и Усть-Нем является «Господь кузь туйö мöдöдчис» («Господь в длинный путь отправился»). Очень популярный в России духовный стих «Алексей человек Божий» на коми языке исполняется только в селе Лебяжск. Популярными являются сюжет о святом Николае Мирликийском («Житейскöй море пöдöмысь…), стих «Водонос» («Самарянка»), который  исполняется в неделю жён-мироносиц; и стихира «С нами Бог» («Енмыс миянкöд»).

Некоторые тексты духовных стихов являются составляющей частью погребальных обрядов. Например, стих «Горт дорын сьыланкыв» («Погребальный стих») − «Думайт жö тэ мортöй ассьыд кулöмтö, бöрдöмöн да сыркъялöмöн...» («Подумай же ты, человек, о своей кончине, с плачем и рыданием…») исполняется у гроба покойного, в доме.

Отдельно хотелось бы отметить традицию исполнения духовных песен в селе Пожег Усть-Куломского района. В Пожеге знают, почитают и хранят уникальную религиозную традицию «бурсьылысьяс» − «певцов добра», которая появилась на рубеже XIX-XX веков. Сегодня традиция «бурсьылысьяс» сохраняется исключительно женщинами, обязательно исполняющими «песни добра» на похоронах и на поминках.

Специалисты ГАУ РК «ЦНТ и ПК» приняли участие в  фольклорно-этнографической экспедиции в село Пожег (и близлежащих поселений) Усть-Куломского района Республики Коми в верховьях бассейна реки Вычегда. Экспедиция  проходила в период с 15 по 18 июня 2016 года. Содержательной оказалась беседа с участницами творческого коллектива Дома культуры деревни Кекур (Пожегодский сельский совет) По их словам, духовный стих в данной местности исполняется во время похорон, на 9-й день и на 40-й день. Исполняется духовный стих женским составом, а в родительский день, например в Троицкую субботу (Трöича суббöта), женщины исполняют духовный стих у себя дома (Записано со слов участниц творческого коллектива Дома культуры деревни Кекур в июне 2016 года). Духовные молитвы они называют «бур сьылан», и данная традиция до сих пор продолжает бытовать в близлежащих сёлах и деревнях.

 

Е.Г. Вострых, ведущий методист ГАУ РК «ЦНТ и ПК»,
почётный работник культуры Республики Коми

 

Использованная литература и источники:

 

Власова В.В. История этнографического изучения старообрядческой традиции коми (Cайт «Этнографическая Энциклопедия: Традиционная культура народов европейского северо-востока России»: http://www.anti-raskol.ru/pages/695
Власова В.В. Старообрядческие группы коми: конфессиональные особенности социальной и обрядовой жизни. – Сыктывкар, 2010. – 172 с.
Гагарин Ю.В. «Бурсьыласьяс» как местная разновидность православия в Коми крае // Этнография и фольклор. Труды ИЯЛИ КФАН СССР. № 17. Сыктывкар, 1976. С. 69-75
Гагарин Ю.В. История религии и атеизма народа коми. М., 1978/
Жеребцов Л.Н., Лашук Л.П. Этнографический уклад населения верхней Вычегды // Историко-филологический сборник. Вып. 5. Сыктывкар, 1960. С.53-98.
Лимеров П.Ф, Религиозность народа коми: формирование религиозного фонда // Арт:  литературно-художественный журнал Республики Коми. Сыктывкар, 2008, №1. URL: http://artlad.ru/magazine/all/2008/1/179/187
Лимеров.П.Ф., Отчёт об экспедиционной работе верхневычегодской фольклорно-этнографической экспедиции, рукописный фонд коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук. Рукопись. Индекс 2327.
Чувьюров А.А. Духовные стихи в религиозной и обрядовой жизни вычегодских и печорских коми // Духовная культура Севера: итоги и перспективы исследования. Сыктывкар, 2002. С. 62–69.
Чувьюров А.А. Гендерные отношения в религиозно-мистических сообществах (на примере коми этноконфессионального движения «бурсьыласьяс»)
Чувьюров А.А. (Санкт-Петербург), Шарапов В.Э. Местночтимые святыни у современных верхне-вычегодских коми // «Живая Старина», №2 – Москва, 2006. – С. 23-26.
Чувьюров А.А., Смирнова О.Н. «Святые» и «святые места» в традиционной культуре верхневычегодских коми // Музеи и краеведение. Труды национального музея республики Коми. Вып.4, 2003, С. 149-164.
Чувьюров А.А. Сон Богородицы в рукописной традиции вычегодских коми: место, семантика, функция. URL: http://gosha-p.narod.ru/Articles/Chuvjurov.htm
Чувьюров А.А. Таинство крещения коми старообрядцев-беспоповцев. Часть 2 // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.9 - М.: 2005. (Книжица Самарского староверия) URL: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/132-1-0-12