14 ноября - народный праздник «Кузьминки» «Куриные именины» 

Годовой круг праздников – годовой круг в жизни человека. Временной круг народного календаря годовых праздников невозможно отделить от жизненного биологического цикла человека. В традиционной культуре существуют три символических круга, тождественных друг другу: круг суточный, круг годовой и круг человеческой жизни. Через праздник человек окультуривал свой биологический ритм жизни. Подобно тому, как биологический возраст в жизни человека проходит период детства, юности, молодости, зрелости и старости, так и праздники в традиционной культуре имеют свои биологические периоды и подразделяются на детские, юношеские, молодые, зрелые и пожилые. 

Время рождественских праздников – апофеоз детства, младенчество жизни, когда дети исполняют рождественские молитвы, славят Христа и весь белый свет. Весна – время подростков, отроков, когда ребята постарше кличут весну, исполняют веснянки. Полные движения подростки прыгают, скачут, их гомон созвучен шуму пробуждающейся природы, весны. Летние праздники – время физического созревания человека. Апофеоз летних праздничных действий приходится на купальские праздники, на их волшебные обряды, когда молодёжь жгла костры и прыгала через них, девушки бросали в реку венки и загадывали суженого, а в непролазной лесной чащобе расцветал сказочный папоротник. Летом молодёжь водила хороводы на лугу, перебиралась через реку, проводила братчины в Петров и в Ильин дни. Лето подходит к своему завершению и наступает время урожая. Это время богородичных праздников: Успение Пресвятой Богородицы 28 августа и Рождество Пресвятой Богородицы 21 сентября. Главными распорядительницами обрядов являлись уже женщины, имеющие детей. Земля страдает от родов, она даёт людям урожай, а женщины катаются по земле и символически стараются облегчить роды земли. Катится осень к зиме, всё старше становится возраст природы, она верно готовится на покой. Заслужила природа покой, как и заслужили его старики, что с благосклонной улыбкой взирают на своих внуков и рассказывают им сказки во время длинных, зимних вечеров. Наступает 14 ноября, праздник Святых Кузьмы и Демьяна, а в народе этот день называется Кузьминки. Этому празднику и будет посвящена статья. 

Традиция празднования Кузьминок у русских. 
В народном представлении святые Кузьма и Демьян являлись покровителями кузнечного дела и за свою работу не брали денег. Кузьма и Демьян благоволят и девушкам, помогая им прясть. Не случайно этот праздник считается девичьим. Женщины принимались прясть и, обращаясь к святым, просили помочь им не отстать в работе от тех, кто начал прясть раньше: «Батюшка Кузьма-Демьян! Сравняй меня, позднюю, с ранними». Считалось, что если у девушки не получается также искусно прясть, как у подруг, то она может обратиться за помощью к Кузьме и Демьяну, и они непременно ей помогут стать искусной мастерицей. 

В народе говорилось: «Без помощи Кузьмы и Демьяна не заковать реку в ледяные оковы», «Не велика у Кузьмы-Демьяна кузница, а на всю Святую Русь в ней ледяные цепи куются», «Кузьма-Демьян – кузнец куёт лёд на земле и на водах», «Кузьма-Демьян с гвоздём, Никола с мостом». В народе существовало поверье, что искусные кузнецы Кузьма и Демьян станут ковать счастье молодожёнам, которые играли в это самое время свадьбы. Большим грехом было работать в этот день в кузнях. На Русском Севере и в Центральной России на Кузьминки у девушек было принято собираться в одной избе и варить общую кашу. Нередко девушки обходили дома и выпрашивали у местных жителей припасы для праздника. В Вологодской области девушки варили кашу из ячневой крупы, добавляя в неё сметану и масло. Крупу заваривали в кипятке, как гороховый кисель, ставили кашу на окно, чтобы остыла, внимательно следя за тем, чтобы ребята её не украли. Когда каша остывала, из неё делали «тетери»: ложкой выкладывали кашу в муку, обкатывали в муке, макали в сливочное масло или в сметану. Когда приходили к девушкам в гости парни, их угощали кашей, а потом устраивали весёлые посиделки – «игрища», которые могли продолжаться всю ночь. На игрищах разыгрывались поцелуйные игры. Например, в селе Усть-Цильма в Республике Коми играли в «Прялицу». Играющие стоят кругом и поют: 
Прялица кокорица моя, 
С горя выброшу на улицу тебя, 
Стану прясть и попрядывать, 
На беседушку поглядывать. 
Во беседы нет весельица, 
Мои милая не осердится. 
Моя мила по дорожке шла, 
Черноброва барабан нашла, 
Она била, балабанила, 
Из-за лесу парня манила, 
Из-за лесу, лесу тёмненька, 
Из-за садику зелёненька. 
Во время исполнения песни стоящие в кругу парень и девушка вертятся в одну и в другую стороны, затем целуются и уступают место другой паре. 

Ритуальные блюда Кузьминок 
Во многих местах России обрядовым блюдом на Кузьминки являлись блюда из курицы и каша, что свидетельствует об архаичном происхождении некоторых обрядов, проводившихся на Кузьминки. Отсюда и второе название праздника – «куриные именины». Как пишет учёный Анна Фёдоровна Некрылова в своей книге «Круглый год», в Курской области наряду с кашей крестьяне утром 14 ноября забивали трёх цыплят и ели их утром, в обед и вечером, чтобы в доме водилась птица. Угощаясь блюдом из цыплят, крестьяне обращались к Кузьме и Демьяну со следующими словами: «Кузьма-Демьян, сребреница! Зароди, Господи, чтобы писклятки водились». Во время трапезы все внимательно следили, чтобы у цыплят не ломались кости, а то цыплята будут уродливые. 

Архаичный образ курицы у славян 
Обряд «Троецыплятница» 
Образ курицы в традицию Кузьминок пришёл с древних языческих времён и напрямую связан с верой в тотем. Курица воплощает символ плодородия, а яйца, которые она несёт – зарождение жизни. Например, в Вятской губернии в старину проводился самобытный древний обряд «Троецыплятница». Обряд проводился в особых случаях, когда необходимо было выполнить особое обещание или завет. В Вятской губернии праздник «Троецыплятница» в разных местах приходился и на весенний, и на осенний сезоны. Обычно он отмечался «по случаю», «по обещанию» и не был привязан к определённым датам. Во время проведения обряда обязательным требованием для его участниц являлось условие быть единожды замужем или то, чтобы они являлись «честными вдовами». На обряд не допускались мужчины. Иногда мужчина приглашался для свершения ритуального действия. Ему завязывали глаза, надевали платок. Троецыплятницу он не ел, его угощали другими яствами. Во время праздника занавешивали окна, запирали двери, курицу поедали в полном молчании. Писатель Алексей Михайлович Ремизов написал сказочный цикл «Посолонь». Мы приводим его сказку про Троецыплятницу. 

Сказка «Троецыплятница» 
из сборника А. М. Ремизова «Посолонь» 
По полям ходит ветер, всё поднимает, несёт холод и дождик. Протяжная осень. Запустели сады, улетают последние птицы. Приунывши, висят сорные гнёзда. Попрятались звери. Некому вести принесть на хвосте: скрылся в нору хомяк, залёг лежебока. Намутили воду дожди, не состояться воде, река – половодье. И по тинистым ямам, где раки зимуют, сонные бродят водяники.Протяжная осень. Все пути и дороги исхожены, – невылазная грязь.Черти торят пути, не траву – трын-траву очертя голову косят да на межовом бугорке, на черепках, в свайку играют. Волей-неволей, без прилуки летают стадами с места на место чёрные галки, падают накось, кричат. Воробьи, гоняя собак, почувыркивают. Пошла непогода. Ненастье. Бедовое время в тёплой избе. В свины-поздни, лишь засмеркалось, трубой ввалились в избу непорочные благоверные вдовы. Наглухо заперли двери. Бросили вдовы свои перекоры, прямо с места уселись за стол. На Хватавщину вдовы угощались блинами – поминали родителей, на Семик собирали сохлые старые цветы, а теперь черед и за курицей: не простая курица – троецыпленница. Троецыпленница – трижды сидела на яйцах, три семьи вывела: пятьдесят пять кур, шестьдесят петухов – добыча немалая! 
Чинно роспили вдовы бутылку церковного, поснимали с себя подпояски, обмотали подпояской бутылку и пустую засунули Кузьме за пазуху. 
Долговязый Кузьма, по-бабьи повязанный, петухом петушится, улещает словами, потчует вдов наповал. И в полном молчании не режут – ломают курицу вдовы, едят по-звериному, чавкают.Так по косточкам разберут они всю троецыпленницу да за яичницу. А она, глазунья, и трещит и прыщет на жаркой сковородке, обливается кипящим душистым салом. Досыта, долго едят, наедаются вдовы.Оближут все пальчики да с заговором вымоют руки и до последней пушинки всё: косточки, голову, хвост, перья и воду соберут всё вместе в корчагу. И зажигаются свечи. Мокрыми курицами высыпают вдовы с корчагой на двор. Вырыли ямку, покрыли корчагу онучей, закапывают курочку. И все, как одна, не спеша, с пережёвкой, с перегнуской затянули вдовы над могилкой куриную песню. Песней славят – молят троецыпленницу. Тут Кузьма, не снимая платка, избоченился. Не подкузьмит Кузьма, вьёт из себя верёвки, хочешь, пляши по нём, только держись! И разводят вдовы бобы, кудахчут, как куры, алалакают. Обдувает холодом ветер, помачивает дождик. Вцепляется бес в ребро, подаёт Водяной человеческий голос. Темь, ни зги. Скоро петух запоёт. Мольба умолкает. В избе тушат огни. Протяжная осень. На задворках щенята трепали онучи, потрошили священные перья троецыпленницы. Растянувшись бревном, гнал до дому Кузьма, кукарекал. А дождь так и сеет и сеет. Протяжная осень. 

Традиция празднования Кузьминок у коми 
У коми, как и у русских, ко дню Кузьмы и Демьяна заканчивались все заготовочные работы, организовывались братчины, когда молодёжь собиралась вместе по избам и устраивала братчину. Как и в русской традиции, этот праздник считался женским. 

Коми фольклористы А.А. Панюков и Г.С. Савельева в книге «Этнография детства» описывают момент воспоминаний о праздновании Кузьмы и Демьяна у жителей Керчомья Усть-Куломского района: «В детстве ходили из дома в дом «демьянасям». Угощали кто чем: калля (напиток из ржаного сусла) да хлеб…, так из дома в дом ходим, дети четверо-пятеро. Взрослые не ходили. Не праздновали Демьяна. Девочки ходили, мальчики редко. Ходили по подругам. Чаю чашку, у кого ырӧш (квас) чашку». 

Если в Усть-Куломском районе праздничные действия проводили дети (девочки), то в селе Нёбдино Корткеросского района на Кузьминки собирались взрослые люди и приговаривали: «Во воис, во кежлӧ» («Всё уже убрано в погреб»). В этом же районе существовала на Кузьму-Демьяна своя приговорка: 
Кузьма-Демьян,
Во воис во воис. 
Ой гиг лала,
Во воис, во воис.

Кузьма-Демьян, 
Год пришёл, год пришёл. 
Ой гиг лала, 
Год пришёл, год пришёл. 
В поэтическом фольклоре коми день Кузьмы-Демьяна связан с началом очередного годового круга. 

В Корткеросском районе на Кузьму-Демьяна варили братчину («братщину»). Брали муку, приносили её в один дом. Варили сур. Братщину одной роднёй варили, иногда с соседями, приносили что-то из еды. Собирались на Кузьму-Демьяна вечером, пили, танцевали, веселились. 

Г.С. Савельева в своей статье «О реконструкции коми традиционной молодёжной культуры: братчина» подробно рассматривает формы организации молодёжного досуга в осенне-зимний период и приводит фрагмент описания празднования Кузьмы-Демьяна среди коми молодёжи. Г.С. Савельева связывает употребление слова «братчина» в контексте молодёжных посиделок с коллективным приготовлением пива и праздничного стола. У коми народа это слово означает весь обрядовый комплекс. В Троицко-Печорском районе на Кузьму-Демьяна молодёжь устраивала складчину. Девушки приносили муку, мясо, рыбу, готовили еду, приглашали парней и после угощения веселились. Особых песен на Кузьму-Демьяна не исполнялось, пели посидочные песни, плясали кадриль, барыню. 

Г.С. Савельева приводит подробное описание праздника, которое было опубликовано в газетной статье в 1852 году в Усть-Сысольске. Праздник отмечали три дня. Девушки вскладчину варили пиво. При открытии братчины они обращались к хозяину дома: 
Староста гузыня, 
Давайте же пива, 
Пересохло наше горло, 
Не пиваючи так долго. 

Хозяин приносил ендову пива. Четыре девушки, каждая со стаканом пива, плясали под песню: 
Но,но жӧ, чойяс , чойяс!
Но, но, жӧ юны, юны, 
Но, но, жӧ сёйны, сёйны,
Öнi миян юан дырйи,
Öнi миян сёйны, сёйны.
Воля, воля вошӧ, вошӧ,
Мужа дома нету, нету,
Тагъя, тагъя кокнедысей, 
Няней, няней, ливъедысей,
Солӧй, солӧй, олӧдысей,
Рудзег сурӧй,
Ид сук, сурӧй,
Ид сурӧй да жолькыд сурӧй, 
Шобдi сурӧй,
Быгъя сурӧй – 
Стокан дорсо лемалӧма,
Вом дорсӧ маалӧма,
Кодлы шедӧ – 
Быдсӧн, быдсӧн,
Кодлы шедӧ – 
Косӧдз, косӧдз.

Извольте же, сёстры, сёстры, 
Извольте же пить, пить, 
Извольте же есть, есть, 
Теперь наше время пить, 
Теперь наше время есть, 
Воля, воля потеряется, потеряется, 
Мужа дома нету, нету, 
О, хмель, хмель облегчающий, 
О, хлеб, хлеб приголубливающий 
О соль, соль, одомваляющая, 
О, пиво, ржаное, 
О, пиво ячное, густое, 
О, пиво, ячное, пиво лёгкое, 
О, пиво, пшеничное, 
Пиво пенистое – 
Край стакана обпенило, 
Губы омедовило, 
Кому попадётся – 
Всё да всё, 
Кому попадётся – 
Досуха, досуха. 

После пляски девушки выпивали пиво. Затем подносили пиво двум парням с приговором: 
Пива да пьяного, 
Мёду да сладкого, 
Наливай ковши полные – 
Подноси да до румян, 
В новосветлой горнице, 
Наши умники молодцы; 
Прими же наш (имя, отчество парня). 
Пей, пей на здоровье! 
По нашему челобитью, 
По Кирилловскому, 
По праву Ненилову, 
Да опрокиньте, 
Да опростайте, 
Да на головы поднимите, 
Веселитеся! 

Парни выпивали пиво и клали на поднос деньги. Затем девушки угощали следующих парней. Каждый вечер заканчивался песней. В первый день звучала песня, в которой праздник ещё только начался: 
Кузьма, Демьян, во воис, во воис 
Талун, талун миян роч зiб оз судз, 
Аски вед миян и роч зiб судзас, 
Аскомысь миян итӧг тув судзас. 

Кузьма, Демьян, год пришёл, год пришёл, 
Сегодня, сегодня – у нас русский шест не достаёт, 
А завтра ведь у нас и русский шест достанет, 
А послезавтра у нас и серная спичка достанет. 

На второй день праздник был уже в разгаре: 
Тӧрыт пӧ миян роч зiб эз судз, 
Талун пӧ миян роч зiб судзас, 
Аски и истӧг ту воз берд. 

Вчера у нас русский шест не доставал, 
Сегодня у нас русский шест достаёт, 
Завтра и серная спичка достанет. 

А вот песня, которая исполнялась на третий день: 
Войдар лун пӧ роч зiб эз судз, 
Тӧрыт ӧп роч зiб судзи, 
А талун пӧ и истӧг тув эз берд. 

Позавчера русский шест не доставал, 
Вчера – русский шест достал, 
Сегодня и серная спичка достанет. 

На братчине существовал строгий порядок проведения, и его нельзя было нарушать.

Катится год дальше и подходит к своему завершению. Впереди декабрь и праздник Николы зимнего, но о нём мы напишем в следующий раз. 

Елена Вострых,
ведущий методист Центра народного творчества ГАУ РК "ЦНТ и ПК",
почётный работник культуры Республики Коми