Центр народного творчества

НАРОДНЫЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР ГОРОДСКОГО ДВОРЦА КУЛЬТУРЫ
г.Ухта

История рождения старейшего в республике театра г. Ухта началась в 1934 г. за колючей проволокой бескрайнего государства, именуемого Ухтпечлагом. Тогда по приказу начальника ОГПУ НКВД Якова (Иосема) Мороза со всех зон Ухтпечлага стали собирать в п. Чибью, что на р. Ухта, заключенных: артистов, музыкантов, певцов и просто талантливых людей для создания театра. Создание театра из профессионалов в недрах ГУЛАГа считалось по тем временам явлением неординарным. У истоков театра стояли знаменитые актеры Харьковского театра Остап Вишня и Иосиф Гирняк, ставший худруком, а затем режиссером гулаговского театра.

Актеры каждый день под конвоем ходили по 20 км на репетиции и спектакли. О высоком творческом потенциале театра тех лет свидетельствует и репертуар: опера Ж. Бизе «Кармен», М. Горький «На дне», А. Островский «Бесприданница» и другие.

У театра были взлеты и падения, но он сумел выжить в сложные 30-е и 40-е годы. Новый творческий этап начался в 50-е годы после строительства Центрального Дома культуры. В 1961 г. за спектакль по пьесе Б. Лавренева «Гибель эскадры» (режиссер Н.С. Григорьева-Опрокиднева) коллективу было присвоено звание «народный».

С 1974 г. бессменно руководит театром Гой Вера Михайловна, выпускница Харьковского института культуры, заслуженный работник культуры Республики Коми, талантливый режиссер, педагог, пламенный пропагандист театрального искусства. Под ее руководством театр стал творческим, просветительским и методическим центром в сфере театрального искусства. Под эгидой театра в детских садах г. Ухта создано 18 театров, которые ежегодно участвуют в уже ставшем традиционным фестивале «Забава». На базе самого театра работают 3 группы – основной состав, подготовительная группа и театр для малышей «Капитошки», которые взаимодействуют при постановке спектаклей. В репертуаре театра драматургия разных авторов, разных эпох, но любовь и верность классике у Веры Михайловны осталась навсегда. Произведения Шекспира, Островского – главные в афише театра.

Отличительной особенностью спектаклей народного театра является широкое использование видеографики. Это заслуга художника-постановщика и заведующего постановочной частью С.Б. Селиванова.

Впереди у прославленного театра интересные проекты, которые он готов воплотить в жизнь и в очередной раз удивить зрителя и мастерством актеров, и режиссерскими находками

«Спектакль Дон Кихот»

24 апреля 2011 года в Академическом театре драмы имени Виктора Савина состоялся показ спектакля «Дон Кихот» народного театра города Ухта по одноименной пьесе Михаила Булгакова. Оформление сцены было представлено в чёрно–белой цветовой гамме, и решено в условной манере. Декорации были достаточно схематичны, и цветовая лаконичная скупость чёрно–белой драпировки резко контрастировала с яркими, броскими костюмами героев пьесы.

Драматургическое решение столь метафорического, философского романа как «Дон Кихот», основанного на описательной лексике, на символических образах, на абстрактной временной и пространственной протяженности всего действия – довольно сложная задача и для драматурга, и для режиссёра. Михаилу Булгакову органично удалось перевести язык романа Сервантеса на язык драматургии.

«Без свободы человек теряет себя, мотивацию своей жизни, утрачивает внутренний стержень своего жизненного пространства» – главная мысль пьесы. Свобода выбора – святая святых для развития духовного потенциала человека, основа незыблемости его жизненной силы. Нарушение незыблемого закона свободы, по Булгакову, лишение жизни всякого смысла, за которым непременно находятся гибель и смерть.

Режиссёру–постановщику спектакля Вере Гой очень конкретно, тонко, убедительно удалось воплотить эту главную мысль драматурга на уровень художественного образа спектакля: через игру актёров, через смысловые мизансцены, через метафору, через зонги–песни, комментирующие действия героев и сюжет пьесы.

В спектакле нет отрицательных героев, характеризующих их негативные стороны лишь через внешний поступок, сюжет. Крестьяне, которые высмеяли и побили Дон Кихота и СанчоПансо не являются отрицательными героями. Нельзя охарактеризовать как отрицательных героев и его племянницу, кухарку, священника, герцога, герцогиню, трактирщика, Дульсинею, не понимающих всю тонкость поэтическую красоту внутреннего мира Дон Кихота. У каждого из них своя мотивация, своя правда, своё восприятие жизни. Их нельзя обвинить в том, что они не понимают Дон Кихота, отвергая его право жить в своём собственном мире поэтического вымысла и воображения. Их восприятие жизни ограничено правдой их собственного жизненного пространства. Одни смеются над Дон Кихотом, другие (герцог) забавляются его действиями, третьи просто пытаются обмануть «рыцаря печального образа», как несмышлёного ребёнка, четвертые – воспринимают его как безобидного чудака, который вносит в повседневную жизнь забавное разнообразие. Действия героев пьесы – лишь внешнее выражение непонимания Дон Кихота. Гораздо страшнее образ бакалавра, который не потешается над рыцарем, не насмехается над ним, он проникает в духовный мир Дон Кихота: вынимает у него душу – вынуждает Дон Кихота клятвой навсегда отречься отсвих убеждений и отбирает у Дон Кихота его свободу. В финале пьесы Дон Кихот говорит, что всё ушло из жизни, в последний раз он видит солнце, закат, цветы, он должен уйти, потому что у него отняли свободу.

Духовный мир Дон Кихота полон удивительных образов, чудесных принцесс, волшебников, чародеев и удивительных сказочных героев. Одни принимают его за чудака, другие – за безумца. Но он не безумен: каждый вымышленный фантастический образ, видимый лишь Дон Кихоту и не видимый остальным возвращает зрителя к мифо–поэтическим образам мира, ко всему тому, что в двадцатом веке получило второе рождение у таких психиатров как Зигмунд Фрейд, Юнг, Адлер. Именно Фрейд выдвинул гипотезу, что человеческие страхи и состояние неврастении связано с утратой веры человечества в поэзию мифа, в сказку жизни.

Не случайно после просмотра спектакля вспоминается мысль Ф.М.Достоевского о том, что Дон Кихот – самый прекрасный, самый трогательный, самый великодушный образ в литературе.

Ветряная мельница для Дон Кихота – страшный великан, грязный трактир – волшебный замок, переодетая в маскарадный костюм племянница – сказочная принцесса, простая крестьянка из соседней деревни прекраснейшая из женщин, дама его сердца Дульсинея Тобосская. Его вымышленные образы – это миры внутри миров, раскрашивание повседневной жизни в поэтические краски мифа, сказки, фантазии.

Единственный человек, кто искренне и безоговорочно полностью принимает убеждения Дон Кихота – это его оруженосец Санчо Пансо, который поначалу со всей крестьянской практичностью и смекалкой за преданностью своему господину ожидает вознаграждении: право стать губернатором. Он становится губернатором, и, оказавшись ограниченным в собственном правом выбора личностной свободой, тоже выбирает.

Хотелось бы отметить блестящую ансамблевую игру актёров, в которой каждый привносил свою актёрскую индивидуальность, своё собственное творческое лицо, создавая единую гармонию актерской игры, удивительный мир театра.

Представленный спектакль можно охарактеризовать как философскую притчу, как поиск человека, прекрасного и убедительного в своём бескорыстном служении добру, как поиск своей собственной внутренней свободы.

 

Елена Вострых, ведущий методист