Центр народного творчества

НАРОДНЫЙ ТЕАТР «ФАНТАСТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»
г. Сыктывкар

Сыктывкарский народный театр «Фантастическая реальность» впервые открыл свои двери для зрителей 5 декабря 1990 г. премьерными спектаклями Н. Гоголя «Шинель» и И. Садур «Чудная баба». Первым режиссёром театра был Юрий Клепиков, с 1991 г. театр возглавляла Лариса Иванова. С 2003 года руководит театром Евгений Буткин.

Театр под своей крышей собрал подвижников сценического искусства из среды студенчества и интеллигенции. Творческое направление театра – фантастический реализм. Репертуар характерен поисками нового сценического воплощения отечественной и зарубежной драматургии. Спектакли пронизаны многослойным наложением смыслов, ассоциаций, как литературных, так и светомузыкальных.


Среди постановок театра такие спектакли как «Оркестр» Жана Ануя (1991), средневековые французские фарсы «Брат Гильбер» (1992), «Моцарт и Сальери» (1994), «Пиковая дама» А. Пушкина, «Макбет» Э. Ионеско (2002), «Елизавета Бам» Д. Хармса (2004), «Психоз 4:48» С. Кейна (2006), «Человеческий голос» Ж. Кокто (2009), «Буря» У. Шекспира (2010), "В ожидании Годо" С. Беккета (2012) и др.

Театр «Фантастическая реальность» обладатель множества наград: дипломант III-го фестиваля народного творчества РСФСР (г. Северодвинск, 1991 г.), диплом I-ой степени республиканского конкурса за спектакль «Моцарт и Сальери» А. Пушкина (г. Ухта,1994 г.), диплом Х республиканского фестиваля «Ухтинская театральная весна» (г. Ухта, 2002 г.), приз на Всероссийском фестивале в г. Щелыково Костромской области, диплом международного фестиваля современной пьесы «Новая драма» г. Москва, диплом республиканского фестиваля «Неделя театра в Прилузье» и др.

Коллектив активно принимает участие в городских мероприятиях: Дни микрорайонов г. Сыктывкара (2012, 2014 г.), театрализованные представления православного праздника Пасхи (2012, 2014 г.), фестиваль-ярмарка искусств под открытым небом «Сыктывкарский Арбат-2012, 2013, 2014», открытие и закрытие I-го международного пленера визуальных искусств (2012 г.), европейская акция «Ночь музеев» (2013, 2014 г.), театральный капустник «Театральные деликатесы» к Международному Дню театра (2013, 2014 г.), торжественное вручение наград VI Республиканского театрального конкурса им С. Ермолина, и вручение премии общественного признания «Зарни Кодзув» и др.

На протяжении 25 лет народный театр «Фантастическая реальность» находится в активном поиске и неустанно радует зрителей новыми постановками.


 

РЕЦЕНЗИЯ "ПРИСТАВАЛА" (косметика врага)

Творческий портрет народного театра города Сыктывкара «Фантастическая реальность» сложно нарисовать привычными для зрительского восприятия красками или охарактеризовать какими-либо однотипными описаниями, какими-то конкретными качественными обозначениями, приемлемыми для других театральных коллективов. Индивидуальность «Фантастической реальности» раскрывается в аллегорических изысках актёрской игры, в лаконичной метафоре камерных декораций, в оригинальном выборе драматургического материала, в символизме незначительных, случайных, на первый взгляд, мелких деталей, цветов и нюансов, которые вдруг перерастают до уровня обобщений характеристик героев и их взаимоотношений. Творческое полотно театра вырисовывается не с помощью понятными приёмами реалистического театра, а «прописывается» завуалированными полутенями намёков на разгадку к верному восприятию действительности пьесы. В спектакле присутствует некая режиссёрская недоговорённость, чтобы дать зрителю шанс самому додумать и проанализировать всё происходящее на сцене. Зритель словно выступает в роли соавтора постановки, вместе с режиссёром и актёрами, выстраивая многовариативную мозаику различных идей и смыслов, мотивов поступков героев и их личностных ценностей, оправдывая или осуждая их нравственный выбор. Каждый спектакль «Фантастической реальности» рождает споры, дискуссии, самые различные мнения и впечатления. Этот небывалый обмен зрительской информацией − обычное дело для данного театра, и другой реакции на свои спектакли постановщики и не ожидают. Дорабатывая своё собственное восприятие каждого спектакля, зритель определяет для себя ту точку невозврата в мир присущей обыденности, из которой начинается погружение в сферу существования самобытного явления под названием «Фантастическая реальность».

Спектакль «Приставала», поставленный по мотивам романа Амели Нотомб «Косметика врага» − ещё один закономерный этап творческого пути театра. Этот спектакль − очередной виток в замысловатой синусоиде режиссёрских поисков «Фантастической реальности», и зрители были погружены в мир личностных переживаний главных героев: законопослушного обывателя Жерома Ангюста и Текстора Текселя − его темного двойника, скрытой, завуалированной другой стороны личности Жерома.

Экспозиция спектакля не предвещает ничего неожиданного и строится на навязчивом желании во что бы то ни было пообщаться со стороны Текстера, на бесконечном потоке его словоизлияний и на явном нежелании вступать в разговор со стороны Ангюста Жерома. Постепенно монолог Текстеля о собственной жизни затрагивает и сферу собственных интересов и самого Ангюста Жерома, а точкой соприкосновения общности столь невероятно далёких друг от друга людей является Изабель − жена Ангюста и объект безответной любви Текстеля. У Текстеля его любовь носит характер больного, разрушающего душу чувства, в котором смешаны восхищение перед чистой Изабель и самые низменные чувства, изнасилование Изабель и одновременно чуть ли не рыцарский аскетизм и верность одной-единственной женщине, ненависть и преклонение, обожание и её убийство. В противоположность Текстелю, Ангюст всячески подчёркивает, что любовь к жене у Ангюста Жерома диктуется самыми благородными и прекрасными мотивами его души. Но это на первый взгляд. По ходу спектакля зритель узнаёт, что убийца Изабель Текстель и её муж − одно и то же лицо. Тема неразрывного единства чувства любви и ненависти неоригинальна. Любовь как непреложный спутник насилия и разрушения, встречается во многих произведениях мировой литературы: в «Отелло» Шекспира, в «Лолите» Набокова, в «Великолепном рогоносце» Кроммелинка и.т.д. Параллельно теме любви и смерти, рассматривается ещё один смысловой пласт пьесы: тема человека и его двойника. Двойственная природа человека изначально была предметом изучения философов, поэтов, психологов. Вся теория психоанализа Зигмунда Фрейда основана на взаимодействии разных уровней личности человека: «я – идеал» − область его возвышенных устремлений, область сознания и тёмная сторона личности человека − его подсознание, в которой и живут его тёмные нереализованные потребности и желания. И если эта тёмная область человеческой души начнет доминировать над её сознанием, то человек и «получает» своего непредсказуемого Текстора Текселя, двойника готового разрушать, мстить, убивать и т.д. Образ демонического двойника присутствует и в романе Достоевского «Братья Карамазова», в момент разговора Ивана Карамазова с чёртом. Двойственная природа личности человека чётко просматривается в другом произведении Достоевского «Записки из подполья».

Разоблачение Ангюста Жерома его тёмным двойником − это крик о помощи его больной совести, это и мучительный всплеск прозрения из его наглухо закрытого от мучительных воспоминаний подсознания. Третья параллель в спектакле − это обращение к легенде о Летучем Голландце, который обречён вечно скитаться по морским волнам и раз в десять лет сходить на берег в поисках той девушки, которая добровольно захочет стать его женой. Десять лет после убийства своей жены Ангюст Жером жил жизнью добропорядочного обывателя, искренне оплакивал свою жену, убитую неизвестным злодеем, который так и не был пойман. Через десять лет, в день годовщины гибели Изабель «пробуждается» двойник Ангюста Жерома, чтобы поведать ему о скрытой стороне его чёрной души.

Игра актёров в постановке Ларисы Ивановой строится на резком внутреннем и внешнем контрасте поведения персонажей. Текстор Тексель в исполнении Евгения Гаврилова намеренно навязчивый, подвижный, скользкий, насквозь фальшивый тип, этакий мелкий бес-искуситель. Этот образ Гаврилов сумел чётко пронести сквозь весь спектакль, ни разу не отступив от заданной линии своего персонажа. Это настоящий виртуоз интриги. Поначалу коробит его релятивизм, с которым он просто наступает на весь мир, готовый поглотить его своим цинизмом и полным отрицанием любой морали. По мере дальнейшего развития сюжета пьесы Текстор в исполнении Гаврилова уже воспринимается как великий манипулятор людьми, который знает, что его никто никогда не накажет за это, не разоблачит и не остановит. В третий раз он предстоит в совершенно ином ракурсе своего перевоплощения, он оказывается двойником Ансельма Жерома. На протяжении всего спектакля у Евгения Гаврилова «говорящие» глаза, которые всё время меняются. Временами это глаза лицемера и пройдохи, временами − прожжённого лжеца, временами − жалкого неудачника, а в момент рассказа о подробностях убийства Изабель его глаза становятся глазами палача. Образ Ангюста Жерома, наоборот, крайне сдержанный, вроде бы уравновешенный, крайне немногословный, с минимальным количество реплик. Но за этой сдержанностью скрывается не спокойствие, а желание героя навсегда отгородиться от внешнего мира своей внутренней завесой забвения. Роль Ангюста Жерома очень сложна в плане актёрской задачи: с минимальным количеством жестов и слов сыграть бешеный темп существования внутреннего, никому неведомого безумия его тёмной души. И с этой задачей Евгений Буткин достойно справился. Контрастная игра актёров позволяла на протяжении всего спектакля держать чётко заданный темпоритм спектакля, который всё время держал внимание зрителя в сильном эмоциональном напряжении.

Интересен применённый режиссёром приём «отстранения», когда во время повествования Текселя о своём детстве, Ангюст на глазах у зрителя перевоплощается в маленького мальчика. И в монологе Текстеля о своей любви Ангюст через пантомиму показывает чувство влюблённого Текстеля.

Спектакль «Приставала» − притча о том, что в эпоху постиндустриального общества, урбанизации и глобализации, человек всё чаще и чаще вынужден прятать свою истинную сущность за некоей личиной другого человека, приукрашивая свой настоящий облик косметикой обывательской псевдо-порядочности, с помощью которой он маскирует собственное лицемерие, обман, трусость и иные пороки.

Как всегда, оформление спектакля было представлено с присущим для «Фантастической реальности» минимализмом. Но внешняя, на первый взгляд, некая скупость предметов, красок, реквизита заставляет зрителей максимально сконцентрироваться на самой игре актёров. Ещё один оформительский приём спектакля – «говорящие детали»: красный шарф и красный платок, детский мячик, книга на французском, которую читает Ансельм, его лакированные ботинки. Каждая деталь выстреливает и служит маленькой подсказкой в большой головоломке умозаключений спектакля. Красный шарф в деталях одежды Ансельма и красный платок в кармане Текстора не простое совпадение, а намёк на их некое сходство, на какую-то невысказанную объединяющую их тайну.

Посмотрев спектакль, каждый из нас должен сам для себя решить вопрос: так кто же является для нас врагом, и какой нравственной косметикой мы пользуемся, чтобы как можно сильнее загримировать свои личностные недостатки.

«Фантастическая реальность»

 

Вострых Елена Геннадиевна,
ведущий методист ГАУ РК «ЦНТ и ПК»,
почётный работник культуры Республики Коми